image/svg+xml
Меню

Ironman — не подвиг, а хорошо спланированная акция. Артём Лебедев

Артема Лебедева — топ-менеджера компании Essity из России — в Tristyle даже брать не хотели. «У вас большие проблемы со здоровьем» — отвечал тренер. Но в клуб он все-таки попал и стал тренироваться удаленно — его отчеты тренеру одни из самых подробных среди всех спортсменов. Спустя четыре года Артем преодолел первый Ironman с результатом 10 часов 28 минут. О дисциплине, результатах и отношению к Ironman после преодоления этой дистанции он рассказал в интервью.

О первом Ironman

Ваш первый полный Ironman состоялся в городке Калейя под Барселоной в октябре 2019. Как это было?
На этапах плавания и велосипедной гонки было ощущение, что я справлюсь. А после финиша возникло некое опустошение: «Как, и это все? Я добежал, не упал, не сошел с дистанции, мне не требуется помощь врача, и все так легко закончилось?» Еще через минут десять меня накрыла волна усталости, и я сказал себе, что года два к этой гонке возвращаться точно не буду. Ironman отнимает очень много времени, остаются силы только на работу и мелкий необходимый быт. Но буквально через два дня мне стали писать друзья, спрашивать о планах, и очень быстро я поменял свое мнение.

До Ironman вы думали: «Я отлично плаваю и вроде как могу бегать. Осталось взобраться на велик — и я триатлет!». Какое отношение к дистанции сейчас?
Я увидел, что к «олимпийке» или «половинке» можно готовиться без большого ущерба для личной жизни. Если раньше тратил время на телевизор, сейчас оно уходит на тренировки. Полная дистанция Ironman для меня, скорее, авантюра, которую можно себе позволить раз в год, заранее запланировав, выделив «окно». Я готовился к старту два месяца, увеличив объем тренировочных часов до 14- 16 в неделю. Они были бы невозможны без поддержки близких. Пока я по четыре часа проводил на велосипеде, за меня косили газон, выполняли строительные работы.

Раз в год участвовать в Ironman — тоже не редко. Для многих и один раз в жизни — подвиг.
Мне дистанция далась легко. Я объясняю это хорошей подготовкой и дисциплиной. Для меня это не подвиг, а очень хорошо спланированная акция. Я бы не назвал это достойным бравады. Это всего лишь результат качественно проведенной работы, причем командной — твоей, тренера и всех, кто тебя окружал.

Не соглашусь с тем, что Ironman — это личное достижение, ведь именно близкие позволили мне выделить время на тренировки.

Как еще близкие вам помогали?
Во-первых, коллегам и друзьям было искренне интересно, как это происходит. Для них это что-то сверхъестественное, особенно когда ты демонстрируешь результаты — худеешь, набираешь форму. Это воодушевляет.

Со мной на старте было шесть болельщиков. Коллеги, человек десять, организовали группу в WhatsApp, скачали Ironman трекер (приложение, позволяющее следить за участниками гонки онлайн — прим. авт). Не скрывая, они искренне выражали свое восхищение.

Об удаленных тренировках

Почему вы решили выбрать школу в Минске, а не в своем городе?
Совершенно случайно. В Туле, где я живу, хороших школ триатлона нет, и я смотрел школы на Кипре, в Москве, наткнулся на Минск. Спонтанно отправил письмо и быстро получил ответ от Захара.

В чем плюсы и минусы удаленного членства в клубе?
Самый главный плюс – возможность работы с тем, с кем нужно, и при этом на расстоянии. Минусов я до сих пор не нашел.

Ваши отчеты о тренировках и состоянии здоровья — одни из самых подробных среди участников клуба. Вы по жизни системный человек или это вынужденная мера?
Это мое школьное наследие: с чем-чем, а с отчетностью у меня всегда был порядок. Сказывается и карьера. В прошлом мой руководитель жил в Германии и приезжал в Россию крайне редко. Но у нас было исключительное доверие: я готовил отчеты, и в поездках к нам он видел, что мои описания в точности соответствуют реальной ситуации. Это очень схоже с организацией тренировочного процесса.

 

О здоровье и снижении веса

Подготовка к Ironman обычно полностью меняет образ жизни. Какие изменения случились у вас?
Сократилось время на лень! Все мои тренировки проходят вечером и по выходным, за два месяца до старта
добавились утренние объемы. Пришлось раньше вставать: не в 5:45, как обычно, а в 5 утра, и ложусь я около 11. О последнем говорю аккуратно, потому что если тренер, Дмитрий Леонидович, это увидит, то сделает мне замечание. 🙂 Он-то говорит, что спать нужно по 8 часов. Я не могу себе это позволить, но отлично себя чувствую.

Изменился рацион питания, отношение к праздному образу жизни. Конечно, здоровье стало сильно лучше. Когда я пришел в триатлон, то весил порядка 107 кг. И это я еще ранее на 20 кг похудел. Путешествия, плов-шашлык каждые выходные — спорту места в этом плотном расписании не было.

Сейчас мой вес 92 кг. Он близок к физиологической норме — в идеале я хотел бы весить 88 кг при росте 185 см. Последние четыре килограмма никак не поддаются.

Что побудило вас начать худеть?
Здоровье, прежде всего. Для своих 35 лет и внешний вид, и размер одежды, и показатели анализов стали бросаться в глаза. А я человек, увлекающийся здоровым образом жизни — по крайней мере, в теории — и мне было понятно, что означают мои анализы крови и УЗИ сердца. В один момент пришло понимание: надо меняться.

Как вы с таким лишним весом оказались в клубе триатлона?
Меня не хотели брать! Тренер сказал, что мне не нужно заниматься триатлоном. А я ответил: «Но ведь на сайте у вас написано, что вы за любого готовы взяться и привести к Ironman, который он финиширует с улыбкой. Тогда почему я исключение?». Тренер сдался и согласился попробовать.

Но Ironman это не всегда только про здоровье…
Травмы я тоже получал. На «половинке» в Эстонии я упал и повредил руку, закончилось это больницей. Но это случайность, то же может случиться и на ровном месте по дороге на работу. Мои результаты — это правильная подготовка и разумное отношение тренера. Отдам должное Дмитрию Леонидовичу, мы всегда смотрели на ситуацию в комплексе: здоровье, форму, график работы, и я никогда не тренировался на пределе возможностей.

При этом вы долго подбирали систему тренировок и питания. Что именно менялось?
Раз мы тренируемся удаленно, то решение тренера по изменению планов зависит от качества моих отчетов. Важно не только дать ссылку из спортивных часов Garmin, но и подробно описать свое состояние. Ему важно видеть качественную сторону: что я испытывал, как себя вел. В тренировках должно быть операционное окно, где будет максимальная эффективность и оптимальные затраты. Для меня это очень понятно, потому что схоже с философией производства.

Было много итераций с выбором продуктов и временем их приема. Это сказалось на снижении веса без потери мышечной массы и общем тонусе организма. Но удаленный тренер мало мог на это повлиять: вес был моей зоной ответственности, с которой я должен был справиться.

Оказалось, для меня прием пищи 4−5 раз в день не работает. Я стараюсь есть три раза в день, иногда добавляю полдник. Завтрак состоит из комбинации белков, жиров и углеводов — для углеводов цельнозерновая овсянка, для белка и жиров — творог и орехи. Порой добавлю ложку джема или изюма, плюс стакан чая без сахара. Обед состоит из большого количества зелени, овощей, белого мяса, приготовленного либо в духовке, либо на гриле, плюс немного фруктов и круп; а ужин — зелень и белок (индейка, курица, рыба). Еще на ужин могу выпить бокал красного вина.

А как же шашлыки, плов?
А к ним интерес пропал! Я очень люблю готовить, но теперь, если ко мне приезжают гости, то я готовлю казан плова и отдаю им с собой в контейнерах.

Какие у вас следующие старты? Не думали о более экстремальных гонках?
Мы с тренером согласовали несколько «половинок» на 2020 год. Знаете, даже стандартные старты Ironman сильно отличаются друг от друга. Например, если у тебя большой вес, то будет сложно проходить старты с горными велоэтапами.

Я всегда думал об ультратриатлонах — мотивирует Юра Юрченко (член клуба Tristyle, прошел несколько экстремальных гонок, например, Swedeman, подробнее в первом выпуске журналаприм. авт.). Например, хотелось бы поучаствовать в Norseman.

Поделиться: