Родители говорят: “Может, хватит уже?”. Юрий Юрченко о преодолении Swedeman

Юрий Юрченко был в профессиональном футболе 17 лет, но нашел себя в триатлоне. Ironman для него – только один из вызовов. В этом году парень преодолел экстремальную дистанцию Swedeman, где нужно проплыть под водопадом, вытерпеть перепады температур, бежать на гору и финишировать на вершине. Юрий уже выкупил следующий, не менее экстремальный слот – а пока рассказал, как это было в Швеции.

Из-за риска здоровью?
Конечно. Похудеть-то не проблема. Проблема – похудеть правильно. Я как-то разозлился, плюнул на все и похудел за месяц на 9 кг. А организм этого не понял, и у меня начались серьезные колики. Наша врач объяснила, что внутренние органы тоже похудели, но неравномерно, и буквально на веревочках внутри меня болтаются. И добавила, что мне больше чем на 500 грамм в месяц худеть нельзя.

Ironman и триатлон – это компенсация за то, что не сложилось с футболом?
Нет, футболом я занимался профессионально, я им зарабатывал, я им жил. Возможно, поначалу он был моим неосознанным выбором – я пришел туда в 6 лет с подачи родителей, но сразу проникся. А триатлон – это уже взрослая жизнь. Я сам к нему пришел. И это хобби. Не могу сравнивать триатлон с футболом.

Почему вы бросили футбол?
Не смог как следует перейти из юношеского футбола во взрослый.  После юношеских и молодежных сборных, команд Высшей лиги, я продолжил карьеру в Первой лиге, играл в двух периферийных командах из Речицы и Сморгони. После того что я видел в Высшей лиге, в спортивном плане это были действительно деревни. Я перестал видеть перспективу.

Тогда как вы начали заниматься триатлоном?
Между профессиональным футболом и триатлоном у меня был перерыв года 3. Я переехал в Москву, искал работу, забросил спорт, а когда все устаканилось, понял – пора возвращаться. Организм требовал спорта. Я стал понимать, что уже и в зеркале совсем не тот человек, которого я хотел бы видеть. Начал ходить в тренажерный зал, играть в любительский футбол, но сравнить его с профессиональным невозможно. Было уже неинтересно. Не те эмоции, не те впечатления.
Знакомство с триатлоном произошло с подачи коллеги по работе. Я не знал, что такой вид спорта вообще есть. Не знал, какие виды спорта в него входят. Но стало интересно, и я решил попробовать.
Тренера нашел в белорусском клубе Tristyle. Дмитрий Леонидович написал первый план “проехать на велосипеде 30 км”, и для меня это был космос. У меня раньше была дача в 40 км от Минска – и я думал, что это чуть ли не другой конец света. А тут мне почти столько же проехать на велике… Картинка в голове не складывалась. Сейчас в моем плане может быть и больше 100 км, и я думаю: “Ну, окей”.

Вы все еще живете в Москве. Какие в этом городе условия для тренировок?
Бегать и плавать можно везде, но с велосипедом проблемно. По незнанию я сначала ездил по МКАД – у нас в Минске это было разрешено, насколько я помнил. А здесь после двух месяцев тренировок меня остановила машина с мигалками, вышел гаишник и сказал: “Вы что, дурачок? Здесь люди боятся на машине ездить, а вы на велосипеде!” После этого случая я начал ездить по шоссе.

Как сохранить мотивацию, когда тренируешься один, тренер далеко?
Важна конечная цель. У меня не возникает вопроса, идти ли на тренировку. Возникает вопрос, во сколько, как планировать. Дополнительная мотивация мне не нужна. Думаю, люди, которые долгое время занимаются триатлоном, не ищут мотивации извне.

Swedeman – как это было?
В какой-то момент было очень тяжело. Но я бы не сказал, что глобально тяжелее того же Ironman. И мне повезло, что по всей Европе было жаркое лето. Ожидалось, что будет совсем холодно, а было просто холодно: на момент старта температура воды 15 градусов, воздуха – 8. Был сильный ветер, мы плыли в озере, и даже там была волна, которая прилично сбивала с курса.
А вот бег там сумасшедший. Огромнейший набор высоты, никаких асфальтовых дорожек, перепад температур, в горах лежал снег. Порой в голову надувало так, что в глазах мерещилось.

Когда было тяжелее всего?
На беге. Специфика старта в том, что нужно уложиться в определенное время, чтобы тебя пустили на вершину горы. Если ты не укладываешься, то финишируешь по подножью. Это тоже хорошо, но все хотят на вершину. На беге я смотрел, сколько времени остается. Мне казалось, что у меня запас, но буквально через 5 км понял, что бежать нужно быстрее, хотя бежать в принципе не получалось, потому что там были горы. Я просто шел пешком, передвигаться быстрее было практически невозможно, особенно после плавания и 205 км холмистого и ветреного велоэтапа. Временами нужно было заставлять себя сделать шаг немножечко быстрее, чем ходьба. Несколько раз я падал, однажды погряз в болоте.

Почему на последних 10 км нужна группа поддержки? Какую поддержку вам оказывали?Последние 10 километров была практически ходьба. Часто нужно было карабкаться. Нагрузки как таковой не было, основная задача была уже выполнена. А саппорт нужен на случай ЧП. Там, в горах, очень холодно и довольно опасно. На фоне усталости можно легко получить травму, вот на этот случай и нужен помощник.

Как чувствовали себя на финише?
Сам финиш был не сложный, но под конец меня накрыло. С одной стороны – красавец, все сделал. Но сил нет. Круто, но тяжело. Пустота, что ли.

Такая пустота бывает у многих, кто достиг цели, в том числе спортивной. У вас это ощущение надолго сохранилось?
Нет, это была лишь промежуточная цель. В триатлоне я вижу новые вызовы: новые экстремальные триатлоны, челленджи. Например, сделать 5 Ironman за 5 дней, отобраться на Чемпионат мира.

Вам кто-нибудь говорит, что вы совершили подвиг?
Нет, никто не говорил! 🙂 Но родители говорят: “Хватит уже, может?” Они думают, что я перегружаю свой организм, наверное, по-прежнему считают меня тем маленьким футболистом, за которым нужен глаз да глаз.

Каким будет следующий старт?
Пока что я выкупил слот в Словакии. Он начинается в полночь, плавание в полной темноте – к каждому будут привязаны светящиеся буйки. По расстоянию этот старт похож на стандартный Ironman: 3,8 км плавания, 180 км вело и 42 км бега. Но отличие в экстремальном рельефе и погодных условиях. Набор высоты на велоэтапе составит 2600 м, на беговом – более 3000 м. Это много, а, значит, будет тяжело и очень интересно.

Как вы думаете, когда вам перестанут быть интересны новые старты?
На различных стартах я все чаще вижу людей, которые годятся мне в дедушки. Представьте: бежишь, еле тащишься, и тут тебя обгоняет дедушка лет за 70. И он находится в лучшей форме, чем я! Для меня это ориентир. Я хочу в 70 быть в таком же состоянии. Вот когда в 70 лет я буду на стартах обгонять 20-30-летних конкурентов, тогда, может быть, интерес поугаснет, хотя… встретить 100-летний юбилей на финише Ironman тоже интересно.

Поделиться:

Больше новостей /

«Вечером узнал про Ironman — утром был на тренировке». Капитан клуба Tristyle о переменах в жизни, силе воли и лишнем весе

Отчеты и старты

31/12/2018

Выходные Тристайл: 22 финиша Half Ironman, семеро быстрее 5 часов, 2 слота на ЧМ

Пьедесталы

19/06/2018

Минский полумарафон: 30 финишей, четверо быстрее 1:25, 14 быстрее 1:40

Отчеты и старты

13/09/2018